Пусть говорят дети инвалиды

Родители детей-калек подозревают, что госслужащие экономят на их беде

Пусть говорят дети инвалиды

В Самаре усиливается скандал, связанный с якобы незаконным лишением тяжелобольных детей статуса калек. По различным данным, госслужащие лишили права на государственную поддержку более восьмисот ребятишек. В ситуации разбирался обозреватель РГ.

В текущем году самарская общественность подметила тревожную тенденцию: госслужащие бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) через чур рьяно принялись лишать детей инвалидности. Родители в открытую показывают, что доктора записывают в здоровые ребят с железными пластинами в позвоночнике, с эпилепсией, ДЦП, дабы расширить собственную заработную плат.

Родители четырехлетнего Матвея Гордимского, у которого лишь один глаз, вот уже пара месяцев пробуют вернуть сыну инвалидность. Но в случае если это и произойдёт, статус продлят лишь на год. Родители мальчика недоумевают: разве за это время у сына вырастет глаз? Данный случай лишения инвалидности ребенка — только один из 830 за прошедший год. Общественники говорят, что для того чтобы массового оздоровления детей (но, эта тенденция отмечается и среди взрослых калек) в далеком прошлом не было.

На эту проблему мы обратили внимание на совещании правления по результатам работы за год. Членство сократилось, а также и вследствие того что у людей была снята инвалидность, — поведала РГ глава самарского областного отделения Общероссийского общества калек Алла Архипкина. — Из 13 тысяч детей статуса были лишены чуть более 800.

Всем, кто оказался недоволен решением комиссии медико-социальной экспертизы (а именно она решает судьбу инвалида), общественники внесли предложение подавать на повторное переосвидетельствование в областное бюро МСЭ. В случае если и вышестоящая рабочая группа отказывает в инвалидности, возможно идти в суд.

На этом этапе самарские общественники обещают помощь родителям, каковые уверены в том, что их ребенка лишили статуса несправедливо.

Недовольство решениями МСЭ были ежегодно, — не скрывает глава публичной организации колясочников Десница Евгений Печерских. — Но ни одного дела в суде мы еще не выиграли. Но сказать о том, что специалисты повально и огульно лишают всех инвалидности, запрещено. Любой таковой случай необходимо разбирать лично. В нашу организацию обратились пара своих родителей, но лишь двое из них отправятся на повторное переосвидетельствование через несколько дней.

Сотрудник Печерских, президент региональной публичной организации калек Иван Суховерх, настроен более радикально: Еще на прошлогодней конференции в областном минздраве от представителя МСЭ раздалась такая фраза, что взята разнарядка из Москвы — лишать статуса калек. Сотрудница с трибуны объявила, что от этого будет зависеть уровень ее зарплаты. Получается, дабы получать хорошо, им необходимо уничтожать калек? А ведь все наши родители, детей которых записали в здоровые, продолжают лечить ребятишек на свои деньги, они прекратили получать пускай маленькие — 3,5 тысячи рублей, — но пенсии. В то время, когда я начал помогать конкретным родителям восстанавливать инвалидность, в мой адрес начали звучать откровенные угрозы от государственныхы служащих. А мне терять нечего, я в далеком прошлом калека, а вот то, что в стране начали экономить на калеках, на больных детях, — это страшно.

Пусть говорят дети инвалиды

В это же время, согласно заявлению помощника министра здравоохранения и соцразвития Самарской области Евгения Ханжина, вопросы к МСЭ у калек появляются неизменно. Во-первых, живым людям характерно ошибаться, но наряду с этим, само собой разумеется, ошибки необходимо мочь признавать. Во-вторых, в то время, когда достаток семьи скромный, люди, ясно, всеми способами стараются сохранить кроме того маленькие деньги. Исходя из этого вправду любой конфликт требует личного подхода.

Вместе с тем госслужащие областного здравоохранения уверены в том, что сказать о массовом, системном отказе людям в инвалидности в регионе не приходится. За целый прошедший год в самарский минздрав поступило порядка 50 жалоб. Исходя из этого для государственныхы служащих стала неожиданностью такая острая постановка вопроса. Но как раз такая острая постановка, будем сохранять надежду, разрешит объективно проанализировать ситуацию в интересах справедливости.

Сергей Козлов, глава управления медико-социальной экспертизы и социальной поддержки населения Федерального медико-биологического агентства:

— По случаям трансформации инвалидности в Самарской области желаю сказать одно: все решения принимаются лично, и в случае если законные представители конкретного ребенка не согласны с решением филиала бюро медико-социальной экспертизы, то они смогут обжаловать его, а также в суд.

Пусть говорят дети инвалиды

Напомню, что нашим законодательством предусмотрено: в случае если гражданин либо его законный представитель не согласен с решением филиала бюро медико-социальной экспертизы, то он может обжаловать это решение в основное бюро МСЭ в своем регионе, а при несогласии с решением главного бюро — в федеральном бюро. И любое из этих решений возможно обжаловано в суд.

Согласно данным мониторинга Федерального медико-биологического агентства, в 2008 году по суду обжаловано 2764 дела, либо 0,06 процента от общего количества освидетельствований 4,76 млн человек. Удовлетворено 210 судебных исков, что образовывает 0,004 процента от общего количества освидетельствований, либо 7,6 процента от числа обжалованных решений учреждений медико-социальной экспертизы. Наряду с этим, увижу, по причине злоупотреблений служебным положением не было удовлетворено ни одного иска.

Пусть говорят дети инвалиды

Что касается заработной платы сотрудников МСЭ и, например, стимулирующих выплат, то их размер прежде всего зависит от отсутствия жалоб на работу учреждения, от качества решений, а для того чтобы критерия при определении зарплаты, как количество установленных, подтвержденных либо неподтвержденных случаев инвалидности, нет.

Хотелось бы кратко растолковать, в каких случаях устанавливается инвалидность. При стойком расстройстве функций организма, которое обусловлено болезнями, последствиями травм либо недостатками и ведет к ограничению жизнедеятельности, другими словами полной либо частичной потере способности к самообслуживанию либо, к примеру, ориентированию в пространстве, обучению. По каждому случаю установления инвалидности решение принимается в личном порядке.

Конвенция ООН по правам калек признает понятие инвалидности как эволюционирующее. Это указывает, что многие функциональные нарушения поддаются коррекции. В течение определенного периода времени эксперты занимаются реабилитацией инвалида по личной программе, в которую входит лечение, помощь психолога, выработка рекомендаций для наилучшей адаптации больного к жизни в новых для него условиях. И в случае эффективности реабилитационных мероприятий, компенсаций и устранения нарушенных функций инвалидность возможно поменяна. По России в 2008 году показатель реабилитации детей до 18 лет составил 7,2 процента.

В России на данный момент насчитывается 12,7 миллиона калек, из них 553 тысячи — это дети. Всего в 2008 году было освидетельствовано 4,76 миллиона человек, из них в первый раз — для установления инвалидности, установления степени потери опытной трудоспособности — 1,20 миллиона, а повторно (а также по трансформации обстоятельства инвалидности, для формирования личной программы реабилитации) — 3,56 миллиона человек.

Вам это понравится: